Серик Акишев вернет 'миллион'

В интервью «Радиоточке» основатель одного из крупных продакшнов «Телемастерская Production House», телерадиоведущий, ведущий мероприятий Серик Акишев рассказал о скудности жанров на отечественных каналах, дедолларизации при заказе «корпоративов» и возвращении шоу «Кто возьмёт миллион?» на экран.

- Серик, вы руководите крупной казахстанской телепроизводственной компанией. Зачем вы возвращаетесь на рынок ведущих корпоративных мероприятий? В чем ваш интерес? Это не откат назад?

- Я возвращаюсь как ведущий мероприятий, а не как бизнес-единица. В 2005 году мы с партнером основали ивент-компанию, она работала несколько лет и была очень успешна. А после сосредоточился на телепроизводстве - с 2013 года работает основанная мною «Телемастерская Production House», сам я веду программу на Kazakh TV и с 2016 года надеюсь вернуться в качестве постоянного ведущего программы «Жана Кун» - это ежедневный утренний эфир на телеканале «Хабар». Однажды я допустил такую ошибку с радио - из-за телика совсем его бросил, а потом очень скучал. Сейчас скучаю по ивентам. Когда ты не делаешь то, что у тебя получается хорошо, и то, что тебе нравится, то это сказывается на полноте жизни. Сейчас общаюсь с ивент-компаниями, они сетуют на то, что ведущие, группы, коллективы цены называют в долларах - предположим, 3000 долларов. А еще добавляют, мол, скажите спасибо, что мы новогоднюю надбавку до 5000 долларов не делаем. Что такое 3000 долларов полгода назад и сейчас? Сейчас это грубая ошибка считать в долларах.

- Стало ли меньше заказов?

- Да, очень все упало. Вот сейчас за месяц до нового года заказов всего парочку, в прошлые годы в начале декабря было 6−8 заявок. Но я не делаю очень негативных прогнозов. По моим наблюдениям, компании принимают решения о корпоративах сейчас, тогда как в прошлые годы все планировалось за несколько месяцев. Рынок замер, ждет самого последнего момента. Но в целом, по оценкам коллег, и я с ними согласен, спрос на рынке тех, кто торгует ивент-услугами, упал на 50 процентов.

- В сам Новый год вы будете работать?

- Нет. Праздник буду встречать с семьей - с женой и дочками. Они сейчас в таком возрасте, когда им важна каждая минута внимания.

- Вас сейчас узнают на улице?

- Да, постоянно, ведь я в теле- и радиоэфире лицом и голосом присутствовал лет 14. Даже отбивка была на радио: «Если вы включаете утюг, а оттуда вы не слышите его голос, значит что-то не в порядке с этим утюгом». Меня было слишком много. Молодая аудитория помнит меня всю жизнь, они дядю Серика по ТВ видели, росли под мои передачи. Капитал репутационный до сих пор продолжает работать. Самый частый вопрос, который мне задают и сегодня: «Серик, как попасть в передачу «Кто возьмёт миллион»? Уже лет 8 нет ее в эфире, а люди все спрашивают, как про живую. Это одна из причин, почему я решил и сам вернуться на экран, и передачу возродить в 2016 году. Я делаю все для этого.

- Есть какие-то сложности?

- Проект очень дорогой в производстве плюс еще есть призовой фонд, который не совсем подвластен продюсерам: если придет человек и выиграет все деньги, то придется искать еще. Мне «Кто возьмет миллион?» очень нравится. Не потому что я его вел. А потому что это шоу пропагандирует не тупое, а интеллектуальное телевидение, дает что-то полезное людям. Я за развлекательные, но при этом умные передачи. Есть показательный пример американского телеканала FOX, что бешеные рейтинги не всегда автоматически коррелируются с соответствующими прибылями. У них много трэшевых передач, рейтинги генерятся огромные, но большинство крупных рекламодателей туда не ходят. Им не интересна аудитория безработных и социально уязвимых слоев населения.

- Этот жанр не изжил себя? Взять того же долгожителя «Поле чудес» - от него уже песок на зубах скрипит. Или также ранее на российском ТВ воскрешали шоу «Кто хочет стать миллионером» и «Угадай мелодию»…

- Нет, не изжил. Я думаю, что все зависит от реализации. Те шоу, которые вы перечислили, у них у всех есть одна особенность. Лицензирующие партнеры говорили нам, что россияне - единственные, кто очень активно меняет правила франшизы. Они как лицензенты имеют право обсуждать с лицензиаром: будем менять то и то. Помните, когда «Поле Чудес» вел Влад Листьев или ранний Леонид Якубович, тогда участникам хотя бы немного мозг надо было включать. Но российские коллеги посчитали, что просто появление с пирогами и приветами в студии - это более интересно зрителю. Да и рейтинги подтверждают это. По-моему это была ошибка - так они убили интерес платежеспособной аудитории к этой программе. В случае с «Кто хочет стать миллионером» российские коллеги сделали акцент на селебрити-эфиры. Шоу в течение 20 лет идет в 90 странах мира, и остается популярным. Там звездные эфиры могут быть раз в месяц или на праздник. Таким образом убивается сама идея, что игра для простого зрителя. Ты, именно ты, можешь прийти в студию и выиграть большую сумму денег.

- А вы бы сами хотели оказаться в кресле участника «Кто возьмёт миллион?»?

- Да, я хотел бы взять реванш, но если буду ведущим - не получится. Дело в том, что я участвовал в программе, когда был ведущим SuperStar KZ, шоу тогда вел Евгений Жуманов. Как раз была селебрити-игра, кто-то не пришел, продюсеры бегали в панике, встретили меня - мы как раз в соседнем павильоне работали. Мне до сих пор стыдно - я, наверное, единственный участник не то что среди всех звезд, а вообще из всех участников, кто не ответил на первый вопрос. Дело было так: на первых пяти, так называемых тупых, вопросах, если ведущий настаивает, чтобы ты взял подсказку - значит, подсказку надо взять. А я ведь не участвовал в предварительном инструктаже. Вопрос помню до сих пор: «Какое событие в жизни молодоженов происходит первым? Свадьба, медовый месяц, помолвка, сватовство». Насмотревшись голливудских фильмов, отвечаю: «Помолвка». Женя меня 5 раз переспросил: «Серик, вы уверены?». Я был уверен….

- На каком канале будет шоу?

- Пока трудно сказать. Мы в стадии переговоров.

- Почему возвращаетесь на ТВ, а не на радио? Или в новую сферу?

- Телевидение мне интересно и ценно, потому что я его изучил со всех сторон. Я работаю на ТВ с 1997 года, на радио и то на год позже пришел. У меня есть понимание кадра, света, монтажных процессов, редакторских, продюсерских аспектов. Жалею, что телевизионным бизнесом не занялся раньше - надо было в 2005 году, тогда, когда я открыл свой ивент-бизнес. Сейчас я хочу больше работать не только как продюсер, но и ведущий в кадре, потому что меня вдохновляют примеры моих коллег Баян Есентаевой и Асель Садвакасовой. Они телепроекты и группы активно продюсируют, и в кино снимаются, и в качестве ведущих их можно увидеть. Глядя на них, понимаешь, что отсутствие времени - слабая отговорка.

- Что представляет собой основанная вами компания «Телемастерская Production House»?

- За 2,5 года существования «Телемастерская» успела поработать во всех форматах: и крупные форматные шоу, и информационные, и развлекательные проекты. Считаю нашим большим успехом, что нам в аутсорсинг на постоянной, а не сетовой основе, доверили производство утренного эфира для крупного национального вещателя. Программу «Жана кун» на телеканале «Хабар» мы делаем с марта 2014 года, провели ребрендинг, переформатировали и добились пятикратного увеличения рейтинга и доли. И это еще не все. Ежедневная программа требует к себе постоянного внимания и уже с 5 января 2016 года, в своеобразном новом полусезоне мы представим нашим зрителям ряд качественных изменений.

- Что было и что стало?

- Цифры были не очень, поэтому расти было несложно. У них рейтинг был 0,3−0,4, доля 3−4 процента. Мы сейчас генерим двухчасовую программу - за нее средний слот брать не очень корректно: очень скачет зрительское внимание. Поэтому я скажу о пиковых цифрах. Рейтинг 2,2 - более чем в 5 раз, доля порой доходит до 35 процентов. Есть еще один проект, тоже выходит на «Хабаре». Это ежедневное кулинарное шоу «Магия кухни», оно сделано по другому принципу: мы нашли деньги у партнеров, на них производим, канал размещает. В целом мы в будний день на «Хабаре» закрываем 150 минут телевизионного вещания. Коллеги с «Доброго утра» Первого канала российского, насколько я знаю, так и называют себя - телеканал «Доброе утро» на Первом канале. Так что, по сути, с нашими объемами мы - телеканал в телеканале.

- На каких еще каналах выходят ваши передачи?

- Мы делаем ряд еженедельных программ на разную тематику для международного телеканала Kazakh TV. Самая интересная - мы ее с партнером придумали, я ее веду - называется The World of Startups. Она про IT-стартапы, в каждой программе помимо новостей у нас есть герой - казахстанец, который достиг высоты здесь или зарубежом, его идеи уже начали монетизироваться или получили крупные инвестиции для реализации. За два года мы успели рассказать уже 106 таких историй.

- Легко находить героев?

- Непросто. Активно сотрудничаем с IT-коммюнити, госорганами и всеми, кто этим занимается. Темы и герои уже иногда приходят самотеком через страницы программы в социальных сетях. Пользуясь случаем, обращаюсь ко всем стартаперам - находите нас в VK и FB, пишите, мы постараемся о вас рассказать всему миру!

- Почему вы гордитесь именно этим проектом?

- У нас очень часто любят критиковать Казахстан за отсутствие креативной экономики, за направленность экономики на экспорт и отсутствие мозгов. Мы с коллегами доказываем это фактажом и сами убеждаемся, что «их есть у нас», и за границей наших ребят ценят.

- Есть ли история зацепившая?

- Очень много. Из последних - казахстанские ребята придумали клипсу, которая 6−7 раз в день через кровоток в ухе автоматически снимает показания для пользователей-диабетиков. Диабетиков такой группы у нас в Казахстане более 20 тысяч. Я этому проекту прочу большое международное будущее.

- Будет ли «Телемастерская» смещать фокус с традиционного телевидения на интернет?

- Несколько лет назад у гендиректора Первого канала Константина Эрнста была программная статья, что сравнивать или стравливать, кто умрет, а кто останется - интернет или ТВ - нет смысла. Это всего лишь способ доставки контента. Через 100 лет, может быть, люди в глазу своем будут смотреть контент, но человек будет все равно выбирать лишь то, что ему интересно. Мы можем производить продукт для интернета, но дешевым сделать его не получится: нужна техника, люди и т. д. Производить дешево по телевизионным технологиям не получится, если нужен крутой продукт. Если продвигать его исключительно в казнете, то вложенные средства оправданы не будут.

- И какие у вас планы?

- Продолжать сотрудничать с телеканалами по их заказу. Они задают вектор, мы в рамках направления делаем креатив. Создавать качественный продукт за по-настоящему вменяемые деньги. Мы с самого начала по этому принципу работаем. У меня нет задачи сделать один большой проект, срубить на нем 100 процентов маржинальности, и до следующего года отдыхать.

- Какая маржинальность у ваших проектов?

- Низкая очень. Около 5 процентов. Но за счет объемов мы можем выживать. Программа «Жана кун» для нас - имиджевая, там компания практически ничего не зарабатываем. Коллеги по рынку удивляются: «Как вы это делаете?» Мы просто берем и все деньги туда вбухиваем!

- Как отразилось на вашей компании свободное плавание курса тенге?

- Практически все телеканалы после всех этих событий очень сильно попали, ведь есть годовое бюджетирование, в котором достаточно серьезную долю расходов занимает закуп у заграничных мейджоров - а они продают в долларах и евро. Если тенге обесценился на 45 процентов, то они не могут сделать такую скидку в своей валюте. Нас чуть-чуть затронуло - мы закрывали один проект с Fremantle Media. После этого мы со всеми без исключения начали говорить в тенге. Например, наши подрядчики по звуку говорят: «Коллеги, мы привыкли считать в долларах, давайте скорректируем». Нам пришлось с ними попрощаться, искать других. Также, когда речь идет о каких-то съемках в регионах, мы перестали отправлять людей в командировки - ищем профессионалов на местах. Так как Kazakh TV - телеканал трехъязычный, то у нас ряд англоязычных дикторов в Канаде находятся. Они снизить цену на свои услуги не могут, поэтому мы вынуждены искать более дешевые варианты. Знаю, что очень сильно изменение курса тенге коснулось тех коллег, которые делают программы о путешествиях или только выпускают форматные продукты.

- А что будет в 2016 году?

- 2016-й год будет показательным. Возможно, в целом каналам станет окончательно ясно, что проще и дешевле купить контент, чем производить его самим. В целом, когда мы говорим о телепродукции, то надо делить на 2 сегмента - то, что делают каналы своими силами и аутсорс. У аутсорса, на мой взгляд, большое будущее. В России есть примеры, когда весь продукт у ряда каналов производился в аутсорсе. На мой взгляд, идеальная картинка телеканала - это небольшой офис менеджмента, креативных и технических сотрудников, все остальные - аутсорс.

- С 1 января в Казахстане вступает в силу запрет на рекламу на иностранных каналах, транслируемых в кабельных каналах. Как это отразится на рынке, на ваш взгляд?

- Есть противоречивые мнения, но, на мой взгляд, - если больше рекламных денег пойдет на казахстанские эфирные каналы, для нас как для производителей это более комфортно. Думаю, что в плюсе будет все - и производители, и рекламодатели, и телеканалы, и зрители. Есть еще интересный тренд - украинские коллеги на медиасаммите говорили про него. Жанровый срез казахстанского телевидения достаточно узкий и его надо расширять. Экспериментировать опасно, но небольшими вбросами надо.

- Какой жанр вам кажется самым перспективным?

- Есть интересный формат Welcome Home, он принадлежит компании Fremantle Media. Сейчас с одним каналом мы прорабатываем его. Он не мега дорогой в производстве, но каких-то денег стоит. Люди собираются и делают ремонт своей школьной учительнице или пожилому соседу - пошли помогли, сделали собственными руками, за собственные деньги. Фишка не в том, как экономить, а как рационально потреблять. Это очень по-казахски, собраться всем вместе, асар.











>> Зеленые насаждения на ул. Героев Хасана восстановят до октября

>> В новогодние праздники самарцев ожидает более 400 мероприятий

>> Красноярцы привели в порядок остров Отдыха